Ответственность генерального директора при банкротстве

Наши юристы подготовили развернутую информацию на тему "Ответственность генерального директора при банкротстве" Собрали исчерпывающие материалы чтобы разъяснить всю суть вопроса. Если остались дополнительные вопросы, Вы можете задать их нашему консультанту.

Содержание
  1. Привлечение директора к субсидиарной ответственности судебная практика
  2. Ответственность генерального директора при банкротстве
  3. Кто и когда подаёт иск на директора
  4. Способы предъявления требований
  5. Когда подают заявление
  6. Ответственность за другие убытки
  7. Что должны знать кредиторы
  8. Субсидиарная ответственность учредителя и директора ООО по долгам: порядок привлечения и судебная практика
  9. Правовая основа
  10. Случаи привлечения к субсидиарной ответственности
  11. Порядок привлечения к субсидиарной ответственности
  12. Необходимые документы
  13. Из материалов судебной практики
  14. Субсидиарная ответственность: 5 историй из судов — Эльба
  15. 1. Доказывать статус КДЛ становится легче
  16. 2. Исключение из ЕГРЮЛ не спасает от субсидиарной ответственности
  17. 3. Завершение банкротства — не индульгенция от субсидиарки
  18. 4. Субсидиарка в наследство
  19. 5. Чтобы попасть под субсидиарку, необязательно руководить или владеть фирмой
  20. Судебная практика о привлечении уволившегося руководителя к субсидиарной ответственности | IT-компания Простые решения
  21. История одного судебного дела
  22. Как сейчас определяется временной интервал для привлечения к субсидиарной ответственности
  23. Проигравший платит
  24. Вс пояснил нюансы привлечения контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности
  25. Обстоятельства дела
  26. Кассация отказалась привлекать к субсидиарной ответственности одного из двух контролирующих лиц
  27. Верховный Суд посчитал привлечение к субсидиарной ответственности обоснованным
  28. Представитель Вениамина Грабара не согласился с выводами ВС
  29. Эксперт «АГ» оценил значимость выводов Верховного Суда
  30. Ответственность генерального директора при банкротстве
  31. Основные критерии субсидиарной ответственности при банкротстве
  32. Кто и когда подаёт иск на директора
  33. Способы предъявления требований
  34. Когда подают заявление
  35. Ответственность за другие убытки
  36. От чего зависит объем субсидиарной ответственности
  37. Что должны знать кредиторы
  38. Субсидиарная ответственность директора без банкротства
  39. Похожие статьи

Привлечение директора к субсидиарной ответственности судебная практика

Ответственность генерального директора при банкротстве

Известно, что иногда согласно Закону о несостоятельности наступает субсидиарная ответственность директора при банкротстве компании. Такое решение 21 декабря 2017 года принял Пленум Верховного Суда РФ.

Постановление разъяснило применение нового закона № 266-ФЗ от 29 июля 2017 года, который внес поправки в российский Закон о банкротстве, включая новую главу III.2 «Ответственность руководителя должника и других лиц по делу о банкротстве».

Однако нужно понимать, что кредитор должен сначала предъявить требования к основному должнику, прежде чем предъявлять их к лицу, которое в соответствии с Законом, другими положениями или условиями обязательства несет солидарную ответственность с основным должником.

Если основной должник не может удовлетворить требование кредитора, эта претензия может быть предъявлена лицу, несущему субсидиарную ответственность при банкротстве – директору или руководителю совета директоров.

Российское законодательство в сфере банкротства и экономической деятельности разграничивает ответственность за ущерб и субсидиарную ответственность.

Ответственность руководителя за убытки существует по отношению к самой компании, независимо от того, является ли указанная компания несостоятельной или нет.

Сумма компенсации основана на сумме реальных убытков, причиненных компании действием или бездействием ее руководства, а также потерей ожидаемой прибыли.

В отличие от убытков, субсидиарная ответственность генерального директора при банкротстве возникает только в случае банкротства компании и представляет собой ответственность перед кредиторами этой компании.

Наложение субсидиарной ответственности предусматривает восстановление недостающей суммы с целью удовлетворения требований всех кредиторов.

Ответственность может распространяться даже на долги, которые были списаны для самой компании.

Согласно Закону о банкротстве генеральный директор также может нести субсидиарную ответственность в случае нарушения обязательства подать заявление о несостоятельности в отношении должника.

Такая дополнительная ответственность может также налагаться на лиц, имеющих право инициировать корпоративное собрание для принятия решения о подаче такого ходатайства на членов совета директоров или контролирующих лиц.

Читайте так же:  Признаки фиктивного банкротства

Кто и когда подаёт иск на директора

Заявление об иске к контролирующему лицу в отношении субсидиарной ответственности генерального директора при банкротстве обычно может быть подано на любом этапе разбирательства в компетентный суд, рассматривающий дело о банкротстве.

Заявление может быть подано управляющим в делопроизводстве, действующим по его усмотрению или на основании решения собрания или комитета кредиторов, кредитора, компетентного органа, действующего / бывшего работника или представителя работников.

Способы предъявления требований

Согласно Закону о банкротстве кредиторы могут выбрать один из трех способов предъявления требований к контролирующему лицу в рамках субсидиарного обязательства:

  1. Взыскание долгов в рамках процедуры банкротства.
  2. Продажа таких требований управляющим в деле о несостоятельности третьим лицам в рамках процедуры банкротства.
  3. Передача части требований кредитору (с прямыми платежами контролирующего лица такому кредитору и пропорциональным уменьшением требования кредитора к компании / должнику после получения таких платежей).

Любые средства, полученные от контролирующих акционеров в результате применения указанных выше методов принудительного исполнения, должны быть включены в активы должника, которые распределяются между кредиторами.

Закон отдает приоритет второму способу предъявления требований, при котором исковые требования подлежат продаже, а сумма зачисляется в состав имущественной массы должника.

Если орган по надзору за банкротством компании преуспевает в удержании руководителей и контролирующих лиц этой компании, несущих ответственность по субсидиарному обязательству, и удовлетворении требований кредиторов, он или она может требовать вознаграждения в размере 30 % от суммы, включенной в состав имущественной массы. Верховный суд даёт понять, что эти 30 % составляют надбавку к лицам, несущим субсидиарную ответственность.

Когда подают заявление

Заявление против генерального директора или другого руководителя компании или организации может быть подано в суд в течение трёх лет с момента, когда заявитель узнал об основаниях субсидиарной ответственности, но не позднее трёх лет с даты признания должника банкротом (или, в зависимости от обстоятельств, со дня прекращения процедуры банкротства или возврата в компетентный орган по заявлению о банкротстве). Эту информацию нужно знать при ответственности бывшего директора при банкротстве.

Все разбирательства по искам против контролирующих лиц (к примеру, генерального директора или юридического лица, имеющего право распоряжаться 50 % и более акций должника) и других лиц, несущих ответственность по обязательствам должника, должны рассматриваться в арбитражном суде. В определенных случаях иск может быть передан в другой суд. Это происходит в случае, если истцу станет известно об основаниях для наступления дополнительной ответственности после окончания производства по делу.

Ответственность за другие убытки

В ходе процедуры банкротства требования о возмещении любых других убытков компании / должника, причинённых её генеральным директором, членами коллегиальных юридических лиц или лицами, определяющими действия должника (такими как акционеры или контролирующие лица), должны быть поданы и рассмотрены арбитражным судом.

Если на ответчика распространяется субсидиарная ответственность и / или ответственность за нарушение Закона о несостоятельности («Дочерняя ответственность»), такой иск не должен препятствовать тому, чтобы к этому ответчику были предъявлены дополнительные требования о возмещении других убытков, причиненных компании.

Объем привлечения к субсидиарной ответственности зависит относительной степени влияния внешних (рыночных) факторов и действий руководителей на банкротство компании.

Если суд решит, что ошибки контролирующих лиц не оказали существенного влияния на положение компании и не могли объективно привести к банкротству, то вместо дополнительной ответственности контролирующие лица могут быть привлечены к ответственности за ущерб.

Что должны знать кредиторы

Кредиторы не могут подать заявление о привлечении к ответственности с иском удовлетворения требований к своему основному должнику от лица, несущего субсидиарную ответственность, если претензии могут быть удовлетворены путем зачёта встречных требований к основному заёмщику или путём неоспоримого взыскания средств с основного несостоятельного лица.

Это происходит в том случае, если контролирующее лицо не может предоставить доказательства своей невиновности в неспособности должника полностью удовлетворить требования кредиторов. Такой человек не будет ответственен, если сможет доказать, что действовал в добросовестно и разумно в пользу должника и его акционеров без нарушения имущественных прав кредиторов.

Читайте так же:  Исполнительное производство при банкротстве

Закон требует наличие оснований для привлечения к ответственности директора и доказательств вины участников в случае несостоятельности.

Суд должен установить причинно-следственную связь между действием (бездействием) участников компании, имеющим право давать указания, обязательные для организации или иным образом имеющим возможность определять её действия, и несостоятельностью (банкротством) компании.

Российское законодательство предусматривает, что причинно-следственная связь, ведущая к ответственности учредителя и директора при банкротстве, устанавливается в нескольких случаях:

  • если вышеуказанные лица применили своё право или возможность оказывать влияние на бизнес-проекты компании и воспользовались им при принятии решений, приведших к юридически значимым последствиям и способствовавших наступлению банкротства предприятия;
  • если эти лица, обладая необходимыми данными, опытом, техническими возможностями и т. д., знали, что их инструкции или другие действия, влияющие на принятие решения должностными лицами компании, неизбежно приведут к несостоятельности (банкротству).

Судебная практика по подобным делам показывает, что такие требования редко удовлетворяются и всегда сопровождаются уголовным преследованием виновных в банкротстве.

Поэтому в большинстве случаев, когда рассматривается субсидиарная ответственность директора при банкротстве, вопрос, как избежать ее наступления не является для ответчика сложным – в большинстве случаев суды становятся на сторону руководителя.

Исключением являются редкие случаи, когда стороне обвинения удается доказать намеренность действий руководства, повлекших за собой банкротство, а также осведомленность ответчика о последствиях таких действий.

Контролирующее лица должны понимать, при каких условиях удастся привлечь к субсидиарной ответственности директора без банкротства:

  • на любом этапе разбирательства по делу о банкротстве;
  • когда закончится конкурсное производство;
  • в случае прекращения судебного процесса при обстоятельствах, когда отсутствие средств у заёмщика не дают возможности компенсировать расходы на саму процедуры;
  • когда уполномоченному органу было возвращено заявление о признании заёмщика банкротом.

Раньше (до 2017 года) привлечь директора к субсидиарной ответственности без банкротства могли суды общей юстиции.

Субсидиарная ответственность учредителя и директора ООО по долгам: порядок привлечения и судебная практика

Привлечение директора к субсидиарной ответственности судебная практика

В настоящее время порядок привлечения к субсидиарной ответственности лиц, которые допустили банкротство организации, ужесточается на основании вносимых в действующее законодательство изменений.

Правовая основа

На сегодняшний день основным нормативным актом, по которому в случае проведения процедуры банкротства привлекаются к субсидиарной ответственности виновные в допущенной финансовой несостоятельности организации лица, является Федеральный закон №127-ФЗ.

Именно этим законом руководствуется арбитражный суд при рассмотрении вопросов, связанных с проведением процедуры банкротства для организаций различных форм собственности, в том числе обществ с ограниченной ответственностью.

Так как порядок образования, а также функционирования общества с ограниченной ответственностью имеет ряд особенностей, то для определения порядка его действия следует также руководствоваться положениями Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», где говорится о том, что при необходимости проведение взысканий может быть обращено также и на имущество лиц, которые принимают ключевые решения в деятельности такой организации.

В силу того, что некоторые сделки, совершаемые организацией-должником, могут быть признаны недействительными, в настоящее время для привлечения к субсидиарной ответственности виновных в банкротстве организации лиц может быть использована также и статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, позволяющая признать недействительной любую сделку, в отношении которой будет доказано злоупотребление правом в случае предоставления необходимых доказательств в суде по данному факту.

Также при рассмотрении вопросов, связанных с привлечением к субсидиарной ответственности ключевых лиц в обществах с ограниченной ответственностью – директора (или генерального директора) и учредителя – суд имеет право руководствоваться вынесенными ранее решениями и иными правовыми актами Верховного Суда Российской Федерации, которые носят рекомендательный характер к толкованию арбитражными судами и использованию при проведении судопроизводства.

Случаи привлечения к субсидиарной ответственности

Директор (генеральный директор – в зависимости от наименования должности в учредительных документах общества с ограниченной ответственностью) и учредитель (учредители) в соответствии с положениями Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» признаются контролирующими должника лицами. Указанные лица в структуре ООО – это такие лица, которые могут оказывать влияние на действия, совершаемые самой организацией, в том числе в части осуществления тех или иных сделок.

В соответствии с таким определением правового положения указанных лиц следует сформировать и перечень тех случаев, когда происходит привлечение к субсидиарной ответственности этих лиц:

  • если в ходе рассмотрения дела о банкротстве в арбитражном суде было доказано, что имело место одобрение таких сделок должника, в ходе которых были уменьшены его активы, в том числе из общей конкурсной массы. Чаще всего такие действия производятся путем привлечения специально созданных фирм-однодневок, в результате чего выведенные активы вернуть в конкурсную массу не удается ввиду невозможности судебного признания сделки недействительной из-за отсутствия контрагента. В данном случае имеет место умышленное совершение действий, которые могут привести к банкротству организации;
  • неисполнение обязанностей по подаче заявления в суд для рассмотрения дела о признании должника несостоятельным в финансовом плане. В соответствии с положениями Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» директор или учредитель организации должен подать самостоятельно такое заявление в арбитражный суд, чтобы инициировать процедуру банкротства, не дожидаясь подачи такого заявления от кредиторов;
  • отказ передавать арбитражному управляющему всю документацию организации, в том числе относимую к первичной (то есть учредительные документы, документы о праве собственности на имеющееся у организации имущество, а также финансовую отчетность организации для определения фактического положения дел в организации и принятия решения о возможности использования мер по оздоровлению организации без проведения процедуры банкротства);
  • если организация была привлечена к мерам налоговой ответственности в случае выявления фактов нарушения налогового законодательства, а руководитель этой организации, допустивший такое нарушение фискальных норм права – к уголовной. В данном случае привлечение к субсидиарной ответственности происходит в виде дополнительной меры ответственности;
  • если при проведении процедуры банкротства организации были установлены факты утери тех документов, которые могут показать реальное положение дел в организации;
  • если были установлены фактически совершенные действия мошеннического типа, главной целью которых было невнесение ключевых сведений в Единый государственный реестр юридических лиц;
  • привлечение к работе в организации номинальных руководителей, то есть которые только числятся на должности, но не проводят фактическую работу, а также лиц, которые не имеют права занимать руководящие должности, в том числе по причине назначения им наказания в виде запрета занимать определенные должности или выполнять определенные виды работ.
Читайте Также  Меркурий банкротство

Порядок привлечения к субсидиарной ответственности

Привлечение к субсидиарной ответственности происходит только арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве организации, на основании специально поданного искового заявления. Подать такое заявление имеет право либо арбитражный управляющий, либо заинтересованные кредиторы, чьи требования не были удовлетворены либо удовлетворены не в полном объеме.

Общий порядок привлечения к субсидиарной ответственности выглядит следующим образом:

  • изучение арбитражным управляющим всех обстоятельств дела о банкротстве, в том числе причины возникновения такого финансового положения организации, в результате которого она может быть признана несостоятельной, то есть банкротом;
  • выявление обстоятельств, которые привели к банкротству конкретного юридического лица, в том числе в части совершения таких сделок, которые умышленным образом привели к негативному состоянию финансовых дел организации;
  • в случае подтверждения данных фактов арбитражный управляющий обязан подать иск в арбитражный суд о привлечении определенного круга лиц к субсидиарной ответственности. Такой круг лиц определяется как лица, выступающие в качестве контролирующих должника на основании положений Федерального закона №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»;
  • суд рассматривает поданное арбитражным управляющим исковое заявление и круг тех лиц, которых следует привлечь к субсидиарной ответственности, а также доказательства, предоставленные арбитражным управляющим с целью подтверждения своих требований;
  • рассмотрение судом размеров субсидиарной ответственности, который предложен арбитражным управляющим, и оценка обоснованности предложенного финансового или имущественного показателя. На этом этапе суд может определить круг лиц, выступающих в качестве кредиторов, которые заинтересованы в привлечении к субсидиарной ответственности директора общества с ограниченной ответственностью и его учредителей. Кроме определения такого круга лиц, одновременно происходит определение размеров требований таких кредиторов, которые подлежат обязательному удовлетворению. На основании данных сведений происходит определение того размера субсидиарной ответственности, а также его типа (долевая субсидиарная ответственность и коллегиальная), который подлежит взысканию с привлеченных к ней лиц.

Итогом рассмотрения такого искового заявления становится вынесение судебного решения, в котором будет отражена подробная позиция арбитражного суда в отношении конкретного дела по банкротству.

В случае если арбитражный управляющий не нашел оснований для привлечения указанных выше лиц к субсидиарной ответственности, он передает это право кредиторам, чьи требования должны быть удовлетворены по итогам завершения процедуры банкротства.

Необходимые документы

Для того чтобы привлечь директора общества с ограниченной ответственностью, а также учредителя такого юридического лица, арбитражный управляющий либо тот кредитор, которому было передано такое право, готовят для подачи в суд следующий пакет документов:

  • исковое заявление. В данном документе необходимо указать, какие обстоятельства стали известны истцу при изучении дела о банкротстве, какие из выявленных обстоятельств указывают на виновность тех лиц, о привлечении к субсидиарной ответственности которых ходатайствует истец. Кроме того, в тексте такого заявления потребуется указать данные о предполагаемом размере причиненного кредиторам ущерба, а также о том, каким является предполагаемый размер субсидиарной ответственности, к которой должны быть привлечены указанные в заявлении лица;
  • в качестве приложений к такому исковому заявлению могут быть предоставлены заключения экспертиз, в том числе проводимых с привлечением независимых финансовых экспертов при условии, что такие лица обладают необходимым уровнем квалификации для предоставления ответов на поставленные перед ними вопросы;
  • также в суд арбитражный управляющий или заинтересованные кредиторы, выступающие в качестве истцов, предоставляют документы о фактически установленном финансовом положении в организации, в том числе подтверждающие факт фиктивного банкротства таких лиц;
  • дополнительно в суд для подтверждения фактического состояния финансовых дел в организации, признанной должником и находящейся в процессе банкротства, могут быть предоставлены данные последней сданной в уполномоченные контролирующие органы отчетности (в первую очередь, речь идет о налоговой отчетности, подаваемой в фискальные органы);
  • в качестве доказательств по делу о привлечении к субсидиарной ответственности могут быть использованы и свидетельские показания тех лиц, которые принимали участие в осуществлении финансово-хозяйственной деятельности организации, но не могли в силу определенных обстоятельств оказывать влияние на фактическое положение дел и являлись только свидетелями складывающейся ситуации банкротства.

Все перечисленные виды документов могут быть предоставлены как арбитражным управляющим в полном объеме, так и запрошены судом у всех лиц, которые заинтересованы в рассмотрении данного дела (при этом речь идет не только о кредиторах, но также и о контролирующих должника лицах), а также истребованы судом у иных государственных органов, например, если речь идет о налоговой отчетности.

Из материалов судебной практики

В настоящее время на рассмотрении арбитражных судов в различных инстанциях, в том числе в порядке апелляции и кассации, находится достаточно большое количество дел о привлечении к субсидиарной ответственности учредителей организаций, а также руководителей таких организаций.

Так, в марте 2016 года Верховным Судом Российской Федерации было вынесено решение о направлении на рассмотрение в порядке кассационного производства дела о привлечении к солидарной субсидиарной ответственности учредителя общества с ограниченной ответственностью – юридическое лицо, а также бывшего руководителя организации-должника.

В качестве доказательств обоснованности привлечения к ответственности являются факты возникновения признаков неплатежеспособности у организации-должника, которые не были проанализированы юридическим лицом-учредителем должника, а также факты прекращения права собственности на движимое и недвижимое имущество организации-должника на протяжении двух лет путем передачи этого имущества на баланс юридического лица-учредителя. Суды первой и апелляционной инстанций приняли решение о том, что привлечение юридического лица и его единоличного руководителя к субсидиарной ответственности является неправомерным и в удовлетворении требований отказал, однако, Верховный Суд РФ принял решение о направлении дела на рассмотрение в порядке кассационной жалобы.

31 марта 2016 года Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ вынесла решение о необходимости направления обособленного спора по факту привлечения к субсидиарной ответственности руководителя организации-должника.

Исковое заявление было подано представителем Федеральной налоговой службы, который аргументировал свою позицию тем фактом, что имеет место невыплата необходимых налогов в государственный бюджет.

Такая невыплата возникла, по мнению лица, подавшего заявление, по причине нарушения руководителем организации порядка исполнения своей обязанности по подаче в арбитражный суд заявления о собственном банкротстве.

Итогом стало несвоевременное начало конкурсного производства и возникновение у организации-должника долга по налогам и страховым взносам перед уполномоченным государственными органами. Однако суды первой и апелляционных инстанций допустили ошибку в трактовании обстоятельств дела, в результате чего возникла необходимость повторного рассмотрения дела с более подробным изучением всех обстоятельств для исключения вероятности повторного допущения некоторых ошибок.

Право на подачу заявления на привлечение к субсидиарной ответственности руководителя организации-должника и ее учредителя возникает также у уполномоченных государственных органов, если они докажут, что возникшие задолженности перед такими органами (например, по выплате установленных налогов или по внесению необходимых страховых взносов) образовались именно по причине неисполнения своих обязанностей такими лицами, именуемыми на основании Федерального закона №127-ФЗ контролирующими должника.

Такое право, данное уполномоченным государственным органам, стало применимо с 2015 года, когда Верховным Судом Российской Федерации был создан прецедент о признании права государственных органов инициировать привлечение к субсидиарной ответственности.

Не нашли ответа на свой вопрос? Звоните на телефон горячей линии 8 (800) 350-34-85. Это бесплатно.

Субсидиарная ответственность: 5 историй из судов — Эльба

Привлечение директора к субсидиарной ответственности судебная практика

Участники ООО отвечают по обязательствам компании в пределах своих долей. Но в отношении субсидиарной ответственности (в обиходе — субсидиарка) это правило не работает. Под прицел кредиторов попадают руководство, главный бухгалтер, учредители и участники, фактические и номинальные — все, кого можно причислить к контролирующим должника лицам (далее — КДЛ).

В нашей подборке — пять историй привлечения к субсидиарной ответственности в 2019-2020 гг. Одни отличаются неоднозначностью ситуации. Другие демонстрируют устоявшиеся и новые тенденции в судебной практике.

1. Доказывать статус КДЛ становится легче

Номиналы — классическая схема скрытия реальных руководителей и бенефициаров. Причём часто нелегко установить, кто реально стоит за бизнесом. Суды любят официальные бумажные свидетельства статуса КДЛ, а лучше — публичный выход из тени. Но постепенно ситуация меняется.

Дело № А40-228256/17-70-205 «Б»

В рамках банкротства ООО «Фудмаркет» конкурсный управляющий поставил вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности трёх КДЛ. Среди ответчиков был и фактический руководитель компании-должника. Он не значился в ЕГРЮЛ и не фигурировал в документах — ключевая сложность для истца.

В качестве доказательств фактического руководства фирмой суд принял показания номинального руководителя ООО и его переписку в WhatsApp с реальным управленцем. Этого оказалось достаточно, чтобы определить, кто на самом деле принимал ключевые решения и руководил бизнесом. Суд полностью удовлетворил иск на сумму около 16,7 млн и взыскал её солидарно со всех ответчиков.

2. Исключение из ЕГРЮЛ не спасает от субсидиарной ответственности

В конце 2016 года в законе об ООО появилась норма (п. 3.1 ст. 3), которая позволяет привлекать КДЛ к субсидиарной ответственности по долгам исключенного из ЕГРЮЛ недействующего общества. И банкротство для этого вовсе не требуется. Вроде бы и не новость, но должники упорно продолжают наступать на старые грабли.

Дело № А40-227797/19

В 2018 году кредитор взыскал с ООО «Нефтепромойл» 3,7 млн рублей. Фактического исполнения судебного решения он не добился. Банкротства не было. Собственник забросил компанию, и в течение года она была исключена из ЕГРЮЛ как недействующая.

Компании уже не было, но кредитор всё равно обратился в суд. Он потребовал у бывшего единственного участника и директора «Нефтепромойла» выплатить 3,2 млн ₽. Суд согласился привлечь владельца бизнеса к субсидиарной ответственности.

3. Завершение банкротства — не индульгенция от субсидиарки

Признание ООО банкротом и его исключение из ЕГРЮЛ — не повод расслабляться. Вопрос о субсидиарной ответственности КДЛ можно ставить и после завершения основного процесса.

Определение Экономколлегии ВС РФ от 12.09.2019 № 305-ЭС18-15765

В апреле 2017 года ООО «ГПСИ» признано банкротом. Перед самым завершением конкурсного производства было подано заявление о привлечении КДЛ должника к субсидиарной ответственности. Его не успели рассмотреть до завершения банкротства и исключения должника из ЕГРЮЛ. На этом основании суд первой инстанции прекратил дело о субсидиарке.

В апелляции решение отменили, а в кассации — поддержали. В итоге спор дошел до Верховного суда, который встал на сторону конкурсного управляющего. ВС РФ отметил, что рассмотрение вопроса о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности возможно, несмотря на исключение должника из ЕГРЮЛ. Главный аргумент — ответчики по иску никуда не исчезли.

Закон о несостоятельности допускает привлечение КДЛ к ответственности не только в рамках, но и вне банкротства. Более того, возможно и взыскание с КДЛ убытков в части, не покрытой размером субсидиарки.

Эльба подготовит отчётность и отправит её через интернет. Сервис не требует специальных знаний и даже сам составляет проводки для бухучёта.

4. Субсидиарка в наследство

Наследников КДЛ привлекать к субсидиарной ответственности нельзя — такой позиции суды чётко придерживались до конца 2019 года и в исках отказывали. Причина проста: обязательство считалось исключительно личным, а потому по наследству переходить не могло.

Все изменилось 16 декабря 2019 года.

Определение Экономколлегии ВС РФ № 303-ЭС19-15056 от 16.12.2019

В рамках процедуры банкротства ООО «Амурский продукт» кредиторы потребовали привлечь к субсидиарке бывшего руководителя компании. Заместитель руководителя погиб в ДТП, но кредиторов это не остановило, они потребовали взыскать долги с его наследников.

Суды первых трёх инстанций в требованиях к наследникам отказали. Это полностью соответствовало сложившейся судебной практике. Но Верховный суд решения отменил и посчитал, что долг по субсидиарке переходит по наследству так же, как и долги, которые связаны с возмещением имущественного вреда.

Проще говоря, привлекать наследников КДЛ к субсидиарной ответственности можно. Включая и ситуации, когда в составе наследства нет имущества, которое получено от действий (бездействия), повлекших субсидиарку.

Читайте Также  Как правильно купить квартиру в ипотеку и не остаться должником?

5. Чтобы попасть под субсидиарку, необязательно руководить или владеть фирмой

Руководство и бенефициары ООО — первые кандидаты на субсидиарку. Но «крайними» могут оказаться и бухгалтеры, в том числе сторонние бухгалтерские фирмы, работающие на аутсорсинге.

Дело № А40-33003/17-88-45 «Б»

Конкурсный управляющий подал иск о привлечении к субсидиарной ответственности по долгам компании-банкрота ООО «САНСАР». Среди ответчиков оказалось и ООО «ФБА», которое занималось ведением бухучёта и сдачей отчетности должника.

Суд усмотрел в действиях бухгалтерской фирмы нарушения и «связал» их с основаниями для субсидиарки — искажения данных учёта и отчётности, несвоевременное принятие к учёту, ошибки и прямые нарушения требований законодательства о бухучёте. Все ответчики привлечены к ответственности солидарно.

Статья актуальна на 17.07.2020

Судебная практика о привлечении уволившегося руководителя к субсидиарной ответственности | IT-компания Простые решения

Привлечение директора к субсидиарной ответственности судебная практика

Не так давно Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла решение, которое может значительно изменить практику привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности при банкротстве.

Познакомимся с деталями дела, чтобы четко оценить перспективы привлечения к ответственности владельцев бизнеса, директоров и главбухов.

В Законе «О банкротстве» от 26.10.2002 № 127-ФЗ говорится, что бывшего директора нельзя привлекать к субсидиарной ответственности, если его полномочия прекратились за определенный период времени до наступления банкротства компании.

Однако Судебная коллегия Верховного Суда внесла поправку: если директор опротестовал доначисление налога в суде, затем уволился, а инициированный им процесс годы спустя все-таки завершился проигрышем компании (и началом ее банкротства), то субсидиарная ответственность на него должна быть возложена.

Основание — если бы не этот затянувшийся процесс, то ФНС инициировала бы банкротство намного раньше.

История одного судебного дела

Выездная налоговая проверка 3 июня 2011 года выявила у краснодарского ЗАО «Орбита» недоимку по обязательным платежам — 1,147 млрд рублей.

«Орбита» 3 августа того же года оспорила решение ИФНС в суде, подав ходатайство о приостановления его действия. Суд первой инстанции 8 августа 2011 года приостановил действие решения ИФНС.

Мера действовала вплоть до ее отмены постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22 февраля 2012 года.

Тот же суд 17 мая 2012 года снова отменил решение ИФНС — но уже не полностью, а частично. Точку в истории поставил судебный акт, которым требование «Орбиты» о недействительности решения налогового органа было отклонено — постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 7 февраля 2014 года.

ФНС 27 марта 2014 года обратилась с заявлением о признании «Орбиты» банкротом. Производство по делу о банкротстве возбуждено определением суда первой инстанции от 27 мая того же года.

К субсидиарной ответственности были привлечены несколько человек, в том числе и Сергей Клименченко, директор «Орбиты» с 4 апреля 2011 года по 14 мая 2012-го.

Именно при нем компания опротестовала решение ФНС в суде, тем самым отсрочив на несколько лет инициацию банкротства.

Дело о банкротстве за № А32-9992/2014 рассматривалось судами всех инстанций. Кассационная инстанция поначалу освободила Клименченко от субсидиарной ответственности, поскольку его полномочия как руководителя прекратились более чем за два года до возбуждения производства по делу о банкротстве.

Сразу уточним, что норма о двух годах действовала в предыдущей редакции Закона № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (абз. 34 ст. 2, ныне утративший силу), сейчас временные границы для привлечения к ответственности изменились.

Итак, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ в мае 2018 года снова возложила на Клименченко субсидиарную ответственность в объеме 9,4 млн рублей. Приведем ниже доводы судей.

Норма о двухлетнем сроке была призвана избавить лицо, когда-то контролировавшее должника, от последствий банкротства, наступившего позже и не по его вине.

Однако если контролирующее лицо имеет возможность своими активными действиями (в нашем случае — опротестованием решения ИФНС в суде) отсрочить возбуждение производства по делу о банкротстве, это означает получение им преимуществ за счет кредитора. В итоге судебная коллегия ВС отказала бывшему директору «Орбиты».

Судьи назвали его заявление об утрате статуса контролирующего лица более чем за два года до возбуждения дела о банкротстве общества «злоупотреблением правом не быть привлеченным к ответственности».

Как сейчас определяется временной интервал для привлечения к субсидиарной ответственности

Порядок привлечения к субсидиарной ответственности был изменен Федеральным законом от 29.07.2017 № 266-ФЗ, которым внесены изменения в Закон о банкротстве. В новой редакции закона появилась глава III.2, а в ней статья 61.10.

В ней говорится, что лицо признается контролирующим должника, если оно имело право определять его действия в течение не более чем трех лет до возникновения признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом (п. 1 ст. 61.10 Закона № 127-ФЗ).

Признаки банкротства юридического лица определены в ст. 3 Закона № 127-ФЗ. Они наступают, если юрлицо в течение трех месяцев с момента возникновения обязательства не выплачивает долги кредиторам, зарплату работникам или налоги в бюджет.

Причем ФНС в письме от 16 августа 2017 года особо подчеркивает, что сокрытие признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества не влияет на определение даты их возникновения.

Три месяца налог не уплачивается — и налоговая служба может подавать на банкротство.

Проигравший платит

Какие же выводы можно сделать из позиции, зафиксированной в определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС по делу «Орбиты»?

Затягивание налогового спора сработает только в том случае, если судебный процесс завершится победой налогоплательщика.

Если же суд в последней инстанции решит, что налог должен был быть уплачен, и окажется, что его уплата не оставляет компании шансов избежать банкротства, то срок начала этого банкротства как бы перенесется в прошлое.

По крайней мере, так это будет оцениваться при определении субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника (то есть собственников и руководства).

Это говорит о том, что перспективы налоговых споров стоит оценивать трезво: директора — инициатора заведомо проигрышного иска последующее увольнение из компании от ответственности не спасет.

Что касается деловых партнеров компаний, которые находятся в ситуации, схожей с описанной, то им можно порекомендовать как можно пристальнее и на более протяженном интервале отслеживать ход судебных споров своих контрагентов с ФНС. И в опасной ситуации вовремя инициировать банкротство, не дожидаясь момента, когда активов контрагента хватит только на выплату налогов.

Вс пояснил нюансы привлечения контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности

Привлечение директора к субсидиарной ответственности судебная практика

30 сентября Верховный Суд РФ вынес Определение № 307-ЭС17-11745 (2) по обособленному спору о привлечении к субсидиарной ответственности должника его контролирующих лиц и взыскании с них свыше 2,7 млрд рублей.

Обстоятельства дела

С ноября 2000 г. Вениамин Грабар являлся президентом ОАО «Промышленная группа «Ладога» и участником АО «Холдинговая компания «Ладога», которая была собственником торговых марок группы компаний. В июле 2014 г.

данный гражданин стал управляющим КТ «Ладоком холдинг КГ» (участник ООО «Ран-Эстейт», в собственности которого находится имущественный комплекс группы компаний «Ладога»). В период с 1999 г. до февраля 2010 г. Вениамин Грабар также был генеральным директором ООО «Холдинговая компания «Ладога», с 2014 г.

– президентом ОАО «Ладога Дистрибьюшен», осуществляющего дистрибуцию алкогольной продукции группы компаний «Ладога».

В свою очередь, Андрей Купоросов в период с марта 2010 г. по февраль 2015 г. являлся руководителем, а в последующем ликвидатором ОАО «Промышленная группа «Ладога». Он также был участником АО «Холдинговая компания «Ладога», до сентября 2015 г. – участником КТ «Ладоком холдинг КГ».

В ходе выездных налоговых проверок «Промышленной группы «Ладога» было установлено, что в 2010–2011 гг.

общество при участии подконтрольных ему фирм-«однодневок» осуществляло мероприятия, направленные на уменьшение налоговой нагрузки и получение необоснованной налоговой выгоды.

В результате выявления искажения данных бухгалтерской отчетности налоговики доначислили обществу суммы налогов, сборов, пеней и штрафов.

Контролирующие органы также выявили факт вывода значительного объема денежных средств должника (свыше 1 млрд руб.) в пользу иностранной компании «Максбурн Лимитед».

Так, поступающие от хозяйственной деятельности общества денежные средства перечислялись по цепочке в течение одного или двух банковских дней на расчетные счета доверенных лиц, а далее на счета организаций, имеющих договорные отношения с должником, либо на счета фирм-«однодневок». Указанные действия осуществлялись с января 2012 по декабрь 2013 г.

В марте 2014 г. при наличии задолженности по уплате обязательных платежей в бюджет РФ произошла реорганизация «Промышленной группы «Ладога»: имеющиеся активы юрлица были переведены на вновь созданное ООО «Группа Ладога», которое фактически начало работать в тех же помещениях и на оборудовании, ранее принадлежавшем должнику, с теми же работниками и контрагентами.

Кассация отказалась привлекать к субсидиарной ответственности одного из двух контролирующих лиц

В рамках дела о банкротстве должника ФНС России обратилась в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности ряда лиц, включая Вениамина Грабара и Андрея Купоросова, а также о взыскании с них в солидарном порядке свыше 2,7 млрд руб.

Арбитражный суд удовлетворил заявление налоговой службы лишь частично. Он привлек Вениамина Грабара и Андрея Купоросова к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, отказав в удовлетворении остальной части заявления. Производство по обособленному спору было приостановлено до окончания расчетов с кредиторами. Впоследствии апелляция поддержала решение первой инстанции.

Обе инстанции исходили из того, что спорные действия должника не могли осуществляться без одобрения, участия и контроля указанных граждан, занимающих ключевые позиции в его руководстве.

Суды также учли, что признаки неплатежеспособности общества возникли из-за привлечения к ответственности за налоговые правонарушения и взыскания с него значительной суммы задолженности в бюджет РФ.

Впоследствии в результате перевода всего имущественного комплекса, товарных знаков и персонала общества в ООО «Группа Ладога» должник окончательно утратил возможность осуществлять хозяйственную деятельность и рассчитываться с кредиторами.

Следовательно, несостоятельность «Промышленной группы «Ладога» связана не с объективными рыночными факторами, а исключительно с его поведением, воля которого формируется именно контролирующими лицами.

Однако впоследствии окружной суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций относительно привлечения к субсидиарной ответственности Вениамина Грабара, отказав в удовлетворении заявления в этой части.

Суд округа отметил, что согласно должностной инструкции президент общества подотчетен генеральному директору последнего.

Он лишь контролировал эффективное взаимодействие трудового персонала должника, его структурных подразделений в целях достижения наибольшей экономической и маркетинговой эффективности, а также внедрение научно-технического прогресса по всем направлениям его деятельности.

Верховный Суд посчитал привлечение к субсидиарной ответственности обоснованным

В кассационной жалобе в Верховный Суд ФНС России просила отменить постановление окружного суда, ссылаясь на существенные нарушения норм права.

Изучив материалы дела № А56-83793/2014, высшая судебная инстанция отметила, что различные редакции Закона о банкротстве предусматривали и продолжают предусматривать возможность привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности за доведение должника до банкротства (создание ситуации, когда невозможно погасить требования кредиторов).

«Несмотря на последовательное внесение законодателем изменений в положения, регулирующие спорные отношения, правовая природа данного вида ответственности сохранилась.

Как ранее, так и в настоящее время к такой ответственности подлежало привлечению лицо, осуществляющее фактический контроль над должником (независимо от юридического оформления отношений) и использовавшее властные полномочия во вред кредиторам, то есть своими действиями приведшее его к банкротству», – отмечено в определении.

ВС РФ разъяснит субсидиарную ответственностьПленум Верховного Суда рассмотрел проект постановления по вопросам привлечения контролирующих должника лиц к ответственности при его банкротстве

В то же время Верховный Суд подчеркнул, что установление фактического контроля не всегда обусловлено наличием (отсутствием) юридических признаков аффилированности (п. 3 Постановления Пленума ВС РФ о некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве от 21 декабря 2017 г. № 53).

«Напротив, конечный бенефициар, не имеющий соответствующих формальных полномочий, в раскрытии своего статуса контролирующего лица не заинтересован и старается завуалировать как таковую возможность оказания влияния на должника.

При ином подходе бенефициары должника в связи с подконтрольностью им документооборота организации имели бы возможность в одностороннем порядке определять субъекта субсидиарной ответственности путем составления внутренних организационных документов (локальных актов) выгодным для них образом, что недопустимо.

Статус контролирующего лица устанавливается в том числе через выявление согласованных действий между бенефициаром и подконтрольной ему организацией, которые невозможны при иной структурированности отношений», – пояснил Суд.

В рассматриваемом деле, указал ВС, Вениамин Грабар, согласно карточкам банковских счетов, был вправе распоряжаться денежными средствами общества самостоятельно.

Он является управляющим КТ «Ладоком холдинг КГ» и участником АО«Холдинговая компания «Ладога», которым принадлежат основные активы должника (объекты недвижимости и интеллектуальной собственности).

На встрече с представителями ФНС России при разрешении вопроса о снятии ареста со счетов ООО «Группа Ладога», а также в СМИ этот гражданин позиционировал себя в качестве бенефициара группы компаний «Ладога».

Как пояснил ВС РФ, именно совокупность вышеуказанных факторов позволила первой и второй судебным инстанциям констатировать наличие у Вениамина Грабара признаков контролирующего должника лица с возможностью формирования и реализации финансовых и иных административно-хозяйственных решений.

Следовательно, бремя опровержения доводов ФНС России возлагается на указанного гражданина как процессуального оппонента.

При этом ответчику недостаточно ограничиться только отрицанием обстоятельств, на которых настаивает истец, так как ему необходимо представить собственную версию вменяемых ему событий.

Высшая судебная инстанция заключила, что Вениамин Грабар не пояснил, как его предшествующее поведение согласуется с позицией в рассматриваемом обособленном споре, по которой он не признает себя контролирующим должника лицом. В связи с этим Верховный Суд отменил постановление окружного суда и оставил в силе судебные акты первой и второй инстанций.

Читайте Также  Если компания банкротится, как выплачивают зарплату?

Представитель Вениамина Грабара не согласился с выводами ВС

В судебном разбирательстве интересы Вениамина Грабара представлял управляющий партнер юридического центра «Lex&Juris» Захарий Моллер.

В комментарии «АГ» он сообщил, что определение Верховного Суда повлечет формирование отрицательной практики привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. Он также отметил, что Судебная коллегия по экономическим спорам скорее внесла путаницу, чем единообразие в вопросах определения лица в качестве контролирующего.

По его мнению, вывод Суда о том, что Вениамин Грабар является бенифициарным владельцем, основан лишь на следующих обстоятельствах:

  • возможность (но не фактическая реализация права) распоряжаться денежными средствами должника;
  • участие и управление компаниями, которым принадлежат используемые должником основные активы (по сути, контрагенты должника);
  • встречи с представителями налогового органа;
  • якобы «позиционирование» себя в качестве бенефициара в СМИ.

«При этом Верховный Суд вышел за пределы своих полномочий, так как переоценил ряд фактических обстоятельств. Суды первой и апелляционной инстанций в основу своего вывода о наличии у Вениамина Грабара признаков контролирующего лица положили лишь только факт его участия и управления АО «Холдинговая компания «Ладога» и КТ «Ладоком холдинг КГ».

ВС РФ, отменяя постановление окружного суда, не дал никакой оценки его выводам об экстраординарности такого механизма защиты прав кредиторов, как субсидиарная ответственность. Таким образом, Верховный Суд противоречит сам себе, так как в своем постановлении Пленума от 21 декабря 2017 г.

№ 53 он прямо указал, что «привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности является исключительным механизмом восстановления нарушенных прав кредиторов».

Совокупность обстоятельств, на которые сослался Верховный Суд РФ, не является достаточной для того, чтобы однозначно сделать подобный вывод, они являются косвенными доказательствами, которые напрямую друг с другом не согласуются», – полагает Захарий Моллер.

По его словам, в материалах дела нет ни единого доказательства того, что непосредственно Вениамин Грабар совершал какие-либо действия или заключил сделку, направленные на причинение вреда должнику или его кредитором.

Он подчеркнул, что в противном случае налоговый орган в первую очередь сослался бы на это, а суды бы указали это в своей мотивировке решений. «Поэтому возложение на указанного гражданина бремени опровергать доводы налогового органа не имеет под собой законного основания.

Бремя доказывания наличия оснований для ответственности лежит в данном случае на кредиторе – налоговом органе», – пояснил юрист.

Захарий Моллер добавил, что неопределенность в вопросах определения лица как контролирующего заключается также и в том, что Верховный Суд не дал внятную систему координат, по которой должностные лица компаний смогли бы однозначно определить себя как контролирующее лицо.

«Подход ВС РФ не согласуется и с признаками для определения лица как контролирующего в ст. 61.10 Закона о банкротстве. Он также противоречит ст. 10 Закона, действующей на момент признания должника банкротом.

«В определении Верховного Суда мы не видим то, как соотносятся установленные судом обстоятельства с нормой закона, раскрывающей признаки контролирующего лица», – подытожил юрист

Эксперт «АГ» оценил значимость выводов Верховного Суда

Юрист юридического бюро «ОЛИМП» Иван Хорев полагает, что определение ВС является важным, в первую очередь из-за того, что Суд дал более-менее ясные критерии и примеры того, какими косвенными доказательствами может быть подтвержден статус бенефициара должника и как их следует опровергать привлекаемому к ответственности бенефициару.

«Основной проблемой в данной категории споров является все-таки процесс доказывания того, что то или иное лицо осуществляло фактический контроль за должником и могло определять действия его органов управления, при этом формально не являясь руководителем должника.

Вторым, не менее важным, выводом суда является указание на обязанность привлекаемого к ответственности лица со ссылками на доказательства раскрыть собственную версию инкриминируемых ему событий, что само по себе должно служить наиболее объективной оценке всех обстоятельств дела», – пояснил эксперт.

По его словам, тем самым Верховный Суд разъяснил стандарт доказывания бенефициаром своей добросовестности. «Выводы ВС, безусловно, будут учитываться судами нижестоящих инстанций при рассмотрении подобных споров, а также будут способствовать наиболее всестороннему судебному разбирательству по такой категории споров», – заключил Иван Хорев.

Ответственность генерального директора при банкротстве

Известно, что иногда согласно Закону о несостоятельности наступает субсидиарная ответственность директора при банкротстве компании. Такое решение 21 декабря 2017 года принял Пленум Верховного Суда РФ. Постановление разъяснило применение нового закона № 266-ФЗ от 29 июля 2017 года, который внес поправки в российский Закон о банкротстве, включая новую главу III.2 «Ответственность руководителя должника и других лиц по делу о банкротстве». Однако нужно понимать, что кредитор должен сначала предъявить требования к основному должнику, прежде чем предъявлять их к лицу, которое в соответствии с Законом, другими положениями или условиями обязательства несет солидарную ответственность с основным должником.

Основные критерии субсидиарной ответственности при банкротстве

Если основной должник не может удовлетворить требование кредитора, эта претензия может быть предъявлена лицу, несущему субсидиарную ответственность при банкротстве – директору или руководителю совета директоров.

Российское и экономической деятельности разграничивает ответственность за ущерб и субсидиарную ответственность. Ответственность руководителя за убытки существует по отношению к самой компании, независимо от того, является ли указанная компания несостоятельной или нет. Сумма компенсации основана на сумме реальных убытков, причиненных компании действием или бездействием ее руководства, а также потерей ожидаемой прибыли.

В отличие от убытков, субсидиарная ответственность генерального директора при банкротстве возникает только в случае банкротства компании и представляет собой ответственность перед кредиторами этой компании. Наложение субсидиарной ответственности предусматривает восстановление недостающей суммы с целью удовлетворения требований всех кредиторов. Ответственность может распространяться даже на долги, которые были списаны для самой компании.

Согласно Закону о банкротстве генеральный директор также может нести субсидиарную ответственность в случае нарушения обязательства подать заявление о несостоятельности в отношении должника. Такая дополнительная ответственность может также налагаться на лиц, имеющих право инициировать корпоративное собрание для принятия решения о подаче такого ходатайства на членов совета директоров или контролирующих лиц.

Кто и когда подаёт иск на директора

Заявление об иске к контролирующему лицу в отношении субсидиарной ответственности генерального директора при банкротстве обычно может быть подано на любом этапе разбирательства в компетентный суд, рассматривающий дело о банкротстве. Заявление может быть подано управляющим в делопроизводстве, действующим по его усмотрению или на основании решения собрания или комитета кредиторов, кредитора, компетентного органа, действующего / бывшего работника или представителя работников.

Способы предъявления требований

Согласно Закону о банкротстве кредиторы могут выбрать один из трех способов предъявления требований к контролирующему лицу в рамках субсидиарного обязательства:

  1. Взыскание долгов в рамках процедуры банкротства.
  2. Продажа таких требований управляющим в деле о несостоятельности третьим лицам в рамках процедуры банкротства.
  3. Передача части требований кредитору (с прямыми платежами контролирующего лица такому кредитору и пропорциональным уменьшением требования кредитора к компании / должнику после получения таких платежей).

Любые средства, полученные от контролирующих акционеров в результате применения указанных выше методов принудительного исполнения, должны быть включены в активы должника, которые распределяются между кредиторами.

Закон отдает приоритет второму способу предъявления требований, при котором исковые требования подлежат продаже, а сумма зачисляется в состав имущественной массы должника.

Если орган по надзору за банкротством компании преуспевает в удержании руководителей и контролирующих лиц этой компании, несущих ответственность по субсидиарному обязательству, и удовлетворении требований кредиторов, он или она может требовать вознаграждения в размере 30 % от суммы, включенной в состав имущественной массы. Верховный суд даёт понять, что эти 30 % составляют надбавку к лицам, несущим субсидиарную ответственность.

Когда подают заявление

Заявление против генерального директора или другого руководителя компании или организации может быть подано в суд в течение трёх лет с момента, когда заявитель узнал об основаниях субсидиарной ответственности, но не позднее трёх лет с даты признания должника банкротом (или, в зависимости от обстоятельств, со дня или возврата в компетентный орган по заявлению о банкротстве). Эту информацию нужно знать при ответственности бывшего директора при банкротстве.

Все разбирательства по искам против контролирующих лиц (к примеру, генерального директора или юридического лица, имеющего право распоряжаться 50 % и более акций должника) и других лиц, несущих ответственность по обязательствам должника, должны рассматриваться в арбитражном суде. В определенных случаях иск может быть передан в другой суд. Это происходит в случае, если истцу станет известно об основаниях для наступления дополнительной ответственности после окончания производства по делу.

Ответственность за другие убытки

В ходе процедуры банкротства требования о возмещении любых других убытков компании / должника, причинённых её генеральным директором, членами коллегиальных юридических лиц или лицами, определяющими действия должника (такими как акционеры или контролирующие лица), должны быть поданы и рассмотрены арбитражным судом.

Если на ответчика распространяется субсидиарная ответственность и / или ответственность за нарушение Закона о несостоятельности («Дочерняя ответственность»), такой иск не должен препятствовать тому, чтобы к этому ответчику были предъявлены дополнительные требования о возмещении других убытков, причиненных компании.

От чего зависит объем субсидиарной ответственности

Объем привлечения к субсидиарной ответственности зависит относительной степени влияния внешних (рыночных) факторов и действий руководителей на банкротство компании. Если суд решит, что ошибки контролирующих лиц не оказали существенного влияния на положение компании и не могли объективно привести к банкротству, то вместо дополнительной ответственности контролирующие лица могут быть привлечены к ответственности за ущерб.

Что должны знать кредиторы

Кредиторы не могут подать заявление о привлечении к ответственности с иском удовлетворения требований к своему основному должнику от лица, несущего субсидиарную ответственность, если претензии могут быть удовлетворены путем зачёта встречных требований к основному заёмщику или путём неоспоримого взыскания средств с основного несостоятельного лица.

Это происходит в том случае, если контролирующее лицо не может предоставить доказательства своей невиновности в неспособности должника полностью удовлетворить требования кредиторов. Такой человек не будет ответственен, если сможет доказать, что действовал в добросовестно и разумно в пользу должника и его акционеров без нарушения имущественных прав кредиторов.

Закон требует наличие оснований для привлечения к ответственности директора и доказательств вины участников в случае несостоятельности. Суд должен установить причинно-следственную связь между действием (бездействием) участников компании, имеющим право давать указания, обязательные для организации или иным образом имеющим возможность определять её действия, и несостоятельностью (банкротством) компании.

Российское законодательство предусматривает, что причинно-следственная связь, ведущая к ответственности учредителя и директора при банкротстве, устанавливается в нескольких случаях:

  • если вышеуказанные лица применили своё право или возможность оказывать влияние на бизнес-проекты компании и воспользовались им при принятии решений, приведших к юридически значимым последствиям и способствовавших наступлению банкротства предприятия;
  • если эти лица, обладая необходимыми данными, опытом, техническими возможностями и т. д., знали, что их инструкции или другие действия, влияющие на принятие решения должностными лицами компании, неизбежно приведут к несостоятельности (банкротству).

Судебная практика по подобным делам показывает, что такие требования редко удовлетворяются и всегда сопровождаются уголовным преследованием виновных в банкротстве. Поэтому в большинстве случаев, когда рассматривается субсидиарная ответственность директора при банкротстве, вопрос, как избежать ее наступления не является для ответчика сложным – в большинстве случаев суды становятся на сторону руководителя. Исключением являются редкие случаи, когда стороне обвинения удается доказать намеренность действий руководства, повлекших за собой банкротство, а также осведомленность ответчика о последствиях таких действий.

Субсидиарная ответственность директора без банкротства

Контролирующее лица должны понимать, при каких условиях удастся привлечь к субсидиарной ответственности директора без банкротства:

  • на любом этапе разбирательства по делу о банкротстве;
  • когда закончится конкурсное производство;
  • в случае прекращения судебного процесса при обстоятельствах, когда отсутствие средств у заёмщика не дают возможности компенсировать расходы на саму процедуры;
  • когда уполномоченному органу было возвращено заявление о признании заёмщика банкротом.

Раньше (до 2017 года) привлечь директора к субсидиарной ответственности без банкротства могли суды общей юстиции.

Похожие статьи

Источники

  1. Руинберг Михаил Ваши права потребителя; Издательские решения - М., 2012. - 162 c.
  2. Николюкин С. В. Международный коммерческий арбитраж; Юстицинформ - М., 2009. - 474 c.
  3. Постовой Н. В. Управление городским округом. Финансово-экономический и организационно-правовой аспекты; Юриспруденция - М., 2015. - 890 c.
  4. Потапова А. А. Шпаргалка по муниципальному праву. Учебная литература: моногр. ; Проспект - М., 1980. - 868 c.
  5. Методы оценки соответствия № 12 2013; Стандарты и качество - М., 2013. - 455 c.
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Юрист Александр Сергеев/ автор статьи
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Банкротство 2021