Как защититься от субсидиарной ответственности?

Наши юристы подготовили развернутую информацию на тему "Как защититься от субсидиарной ответственности?" Собрали исчерпывающие материалы чтобы разъяснить всю суть вопроса. Если остались дополнительные вопросы, Вы можете задать их нашему консультанту.

Содержание
  1. Понятие о банкротстве юридических лиц и процедуры банкротства
  2. Все о банкротстве юридических лиц в РФ
  3. Несостоятельность (банкротство)
  4. Разъяснение
  5. Признаки банкротства
  6. Процедуры банкротства
  7. Субсидиарная ответственность менеджеров и собственников при банкротстве организации
  8. Структура федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»
  9. Ндс при банкротстве
  10. Субсидиарная ответственность собственников бизнеса при банкротстве: как защититься?
  11. Понятие банкротства юридических лиц
  12. Понятие о банкротстве юридических лиц и процедуры банкротства
  13. Все о банкротстве юридических лиц в РФ
  14. Несостоятельность (банкротство)
  15. Разъяснение
  16. Признаки банкротства
  17. Процедуры банкротства
  18. Субсидиарная ответственность менеджеров и собственников при банкротстве организации
  19. Структура федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»
  20. Ндс при банкротстве
  21. Субсидиарная ответственность собственников бизнеса при банкротстве: как защититься?
  22. Кто такие контролирующие лица

Понятие о банкротстве юридических лиц и процедуры банкротства

С юридической точки зрения, банкротство представляет собой особую правовую ситуацию юридического лица, при которой оно больше не способно в полном объеме отвечать по своим денежным обязательствам перед кредиторами.

Несостоятельность или банкротство обязательно должны быть доказаны и подтверждены в арбитражном суде. Именно наличие непогашенных денежных обязательств является законным поводом для обращения кредиторов в суд. Состав и размер задолженности указывается с учетом числа, когда заинтересованное лицо подает иск.

Законодательство РФ устанавливает необходимость прохождения нескольких процедур банкротства. Их виды закреплены в ГК РФ:

  • наблюдение. Порядок и схема процедуры наблюдения направлены, прежде всего, на сохранение имущества, имеющегося у должника, а также на текущую проверку его финансового состояния и экономической деятельности;
  • финансовое оздоровление. Сущность данной процедуры состоит в том, что она дает шанс должнику поправить свое текущее экономическое положение, например, с помощью инвестиций, и уберечь собственную организацию от дальнейшего банкротства;
  • внешнее управление. Внешнее управление как процедура банкротства, заключается в назначении арбитражного управляющего, который временно принимает на себя обязательства по контролю за текущей экономической деятельностью организации;
  • конкурсное производство. Под данной процедурой следует понимать определенные действия в отношении должника, направленные на скорейшее удовлетворение требований кредиторов в полном объеме. Конкурсное производство ведется конкурсным управляющим;
  • мировое соглашение. Оно представляет собой процедуру банкротства юридического лица, при которой производство дела о банкротстве может быть прекращено, если причиной этому послужило мировое соглашение между кредитором и должником. Мировое соглашение заключается по взаимному желанию сторон. Юридическая природа мирового соглашения выделяет его как особый документ, который может являться главным и единственным основанием для отмены судебного производства.

Все о банкротстве юридических лиц в РФ

Основания для признания организации банкротом, определение понятий, порядок проведения процедуры, права и обязанности участвующих сторон – это все регламентируется статьями Федерального закона № 127-ФЗ.

Фактическая неспособность юридического лица исполнять свои финансовые обязательства перед кредиторами, выплачивать обязательные платежи, а также производить оплату труда сотрудникам, в соответствии с условиями заключенного трудового договора, приводят к тому, что компания прибегает к процедуре банкротства.

Несостоятельность (банкротство)

В соответствии со статьей 2 Закона о банкротстве несостоятельность (банкротство) (далее также — банкротство) — признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Процесс банкротства начинается с подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом. Заявление может подать должник, конкурсный кредитор, уполномоченные органы, а также работник, бывший работник должника, имеющие требования о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда.

Разъяснение

Несостоятельность (банкротство) юридического лица — это признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Суть процедуры банкротства в том, что юридическое лицо, которое не в состоянии в полном объеме выплатить свои долги, выплачивает долги за счет своего имущества, после чего ликвидируется. Не выплаченные долги, на которых не хватило средств у организации, списываются.

Банкротство позволяет очистить экономический оборот от долгов, которые все равно не могут быть взысканы, из-за недостатка имущества.

Участникам (акционерам) признание юридического лица банкротом позволяет начать свою жизнь с чистого листа, не будучи обремененными долгами, нереальными к выплате.

Несостоятельность (банкротство) юридического лица регулируется статьей 65 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) и Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Процедура банкротства не применяется к казенным предприятиям, учреждениям, политическим партиям и религиозным организациям.

Государственная корпорация или государственная компания может быть признана несостоятельной (банкротом), если это допускается федеральным законом, предусматривающим ее создание.

Фонд не может быть признан несостоятельным (банкротом), если это установлено законом, предусматривающим создание и деятельность такого фонда (п. 1 ст. 65 ГК рФ).

Основания признания судом юридического лица несостоятельным (банкротом), порядок ликвидации такого юридического лица, а также очередность удовлетворения требований кредиторов устанавливается законом о несостоятельности (банкротстве) (п. 3 ст. 65 ГК РФ).

Правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом обладают должник, конкурсный кредитор, уполномоченные органы (п. 1 ст. 7 Федерального закона РФ от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

Признаки банкротства

  • 1) Наличие суммарной неисполненной задолженности по обязательствам в размере не менее 300 000 рублей (для организаций) и не менее 500 000 рублей (для физических лиц);
  • 2) Срок просрочки неисполненной задолженности превышает 3 месяца.
  • 3) Неспособность в полном объеме удовлетворить требования всех кредиторов по денежным обязательствам.
  • Все указанные выше условия (признаки банкротства) должны быть выполнены одновременно, для того, чтобы лицо могло быть признано несостоятельным (банкротом).

Процедуры банкротства

При рассмотрении дела о банкротстве должника — юридического лица применяются следующие процедуры:

  • Наблюдение — процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику в целях обеспечения сохранности его имущества, проведения анализа финансового состояния должника, составления реестра требований кредиторов и проведения первого собрания кредиторов.
  • Финансовое оздоровление — процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику в целях восстановления его платежеспособности и погашения задолженности в соответствии с графиком погашения задолженности.
  • Внешнее управление — процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику в целях восстановления его платежеспособности.
  • Конкурсное производство — процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику, признанному банкротом, в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов. После того, как должник признается банкротом, вводится конкурсное производство.
  • При рассмотрении дела о банкротстве гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, применяются:
  • Реструктуризация долгов гражданина;
  • Реализация имущества гражданина;
  • Мировое соглашение.

Субсидиарная ответственность менеджеров и собственников при банкротстве организации

Закон о банкротстве устанавливает возможность привлечения к субсидиарной (дополнительной) ответственности менеджеров и собственников компании в случае банкротства этой организации. Такая ответственность применяется не всегда, а только при наступлении определенных обстоятельств (вины менеджеров и собственников). Для этих целей Закон о банкротстве ввел понятие:

  1. Контролирующее должника лицо — лицо, имеющее либо имевшее в течение менее чем три года до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность в силу нахождения с должником в отношениях родства или свойства, должностного положения либо иным образом определять действия должника…
  2. К контролирующим должника лицам могут быть отнесены некоторые менеджеры (руководящий состав) и собственники компании.
  3. Субсидиарная ответственность может распространяться на лиц, которые признаются Контролирующими должника лицами.

Структура федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»

Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» структурирован следующим образом:

Закон делится на главы. Например, «Глава I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ». Всего в законе 12 глав;

Главы состоят из статей. Например, «Статья 11. Права кредиторов и уполномоченных органов». Всего в законе 233 статьи;

Статьи могут состоять из пунктов. Например, «Статья 17. Комитет кредиторов» состоит из восьми пунктов. Пункты обозначены арабскими цифрами (1., 2., 3. и т.д.). Общепринятая практика делить статью на части, а затем на пункты и подпункты, но в Законе о банкротстве статья делится именно на пункты, а не на части;

Пункты состоят из абзацев. Например, п. 3 ст. 17 состоит из семи абзацев. Абзацы цифрами или буквами не обозначаются.

Ндс при банкротстве

Не признаются объектом обложения НДС операции по реализации имущества и (или) имущественных прав должников, признанных в соответствии с законодательством Российской Федерации несостоятельными (банкротами) (пп. 15 п. 2 ст. 146 НК РФ).

Субсидиарная ответственность собственников бизнеса при банкротстве: как защититься?

Как защититься от субсидиарной ответственности?

  • Андрей Григорьев
  • Адвокат (адвокатская палата города Москвы), управляющий партнер юридической фирмы «Григорьев и партнеры»
  • специально для ГАРАНТ.РУ

Если посмотреть заголовки юридической публицистики последних лет, то может сложиться впечатление, что субсидиарная ответственность – это настоящий бич собственников бизнеса, то, что практически неминуемо ждет каждого, кто связан с управленческой деятельностью. Юристы и арбитражные управляющие наперебой пугают своих потенциальных клиентов, грозя им «субсидиарной карой», с трибун юридических конференций. Так ли это и какие существуют проблемы и пробелы в процедуре привлечения к субсидиарной ответственности разберем в этой колонке.

В первую очередь, чтобы быть объективными в оценке «бедствия», обратимся к статистике.

По данным ЕФРСБ количество удовлетворенных заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности остается неизменным уже третий год подряд и составляет около 40% от всех поданных заявлений.

При этом существенный, почти в 2 раза, рост количества решений о привлечении произошел по итогам 2018 года и составил 38% против 22% годом ранее. 

Таким образом, объективные цифры говорят о том, что суды привлекают собственников бизнеса к субсидиарной ответственности менее чем в половине случаев. То есть статистический шанс защититься от этой напасти составляет больше 50%, что уже неплохо.

Однако, одной статистикой судебный процесс не выиграть. Поэтому предлагаю предпринять небольшое исследование законодательства и его судебной трактовки, которое возможно поможет при защите доверителей от привлечения к ответственности.

  1. Для начала обратимся к Федеральному закону от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон № 127-ФЗ), который в действующей редакции предусматривает всего 2 основания для привлечения к ответственности: 
  2. Поскольку дела о банкротстве нередко рассматриваются более 5 лет, то в некоторых случаях может применяться старая редакция Закона № 127-ФЗ, что требует тщательного анализа периода вменяемых ответчику деяний в каждом отдельном случае с целью определения норм, подлежащих применению и, в частности, срока исковой давности.
  3. Несвоевременная подача заявления о собственном банкротстве

Статья 61.12 Закона № 127-ФЗ на первый взгляд устанавливает достаточно ясное основание – факт отсутствия заявления о банкротстве организации в условиях наступившей неплатежеспособности или несвоевременная подача такого заявления.

Однако, первая же трудность, с которой приходится сталкиваться при доказывании данного основания – это установление даты, в которую возникла обязанность обратиться с заявлением о банкротстве. При этом ст. 61.12 отсылает нас к ст.

9 Закона № 127-ФЗ, которая содержит перечень случаев, порождающих такую обязанность.

Однако, во-первых данный перечень открытый. Во-вторых, критерии, которые там указаны, носят субъективный характер, их сложно обосновать и доказать. 

Разберем для примера лишь один случай, предусмотренный абз. 6 п. 1 ст. 9 Закона № 127-ФЗ: должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества. Определение недостаточности имущества содержится в ст.

Читайте Также  ФЗ о банкротстве 2021 действующая редакция

2 Закона № 127-ФЗ: превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью имущества (активов) должника; понятие неплатежеспособности содержится там же: прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом указанная норма содержит презумпцию недостаточности денежных средств.

Долгое время арбитражные суды достаточно формально подходили к данному критерию и руководствовались признаками, установленными в ст. 3 Закона № 127-ФЗ: неисполнение должником обязательств перед контрагентами или работниками в течение 3 месяцев. Однако, с развитием практики сложилась тенденция отхода от формализма.

Так, в 2020 году Верховный Суд Российской Федерации в одном из дел указал, что само по себе возникновение задолженности перед контрагентами в отдельные временные периоды является типичным для предпринимательской деятельности (Определение Верховного Суда РФ от 30 июля 2020 г. № 310-ЭС20-8456 по делу № А08-1410/2019). 

В другом деле суды сочли, что неоплата долга отдельному кредитору не может отождествляться с наступившей неплатежеспособностью (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 2 июля 2020 г.

№ Ф08-4737/2020 по делу № А32-1940/2019). Определением Верховного Суда РФ от 8 октября 2020 г.

№ 308-ЭС20-14426 было отказано в передаче дела № А32-1940/2019 в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного постановления.

Указанные позиции ВС РФ были успешно использованы автором при выстраивании линии защиты в двух делах, одно из которых прошло судебный контроль в трех инстанциях (последний судебный акт – Постановление арбитражного суда Московского округа от 28 июня 2021 г. по делу № А41-25946/2020), а второе завершилось на стадии апелляции (Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 29 июня 2021 г. по делу № А41-25690/2020).

Такой уход от формального подхода к признаку неплатежеспособности безусловно является прогрессом. Однако, введенное ВС РФ (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 20 июля 2017 г.

№ 309-ЭС17-1801 по делу № А50-5458/2015) в судебную практику понятие «объективное банкротство» несильно исправило ситуацию с установлением момента наступления неплатежеспособности, который по настоящее время является дискуссионной темой как в научных кругах, так и при рассмотрении судом конкретного дела.

Невозможность полного погашения требований кредиторов в деле о банкротстве

Указанное основание на первый взгляд сформулировано достаточно странно. Поскольку процедура банкротства уже предполагает, что кредиторы не получат полного удовлетворения в силу наступившей неплатежеспособности организации.

Не спасает ситуацию и указание в п. 1 ст. 61.

11 Закона № 127-ФЗ на виновные действия или бездействия контролирующего должника лица, как основание для привлечения к ответственности, поскольку Закон № 127-ФЗ не содержит какого-либо перечня подобных действия (бездействий). Существует лишь презумпция вины, которая установлена ч. 2 этой же статьи, и «срабатывает» в суде при наличии одного из перечисленных в этой норме обстоятельств.

Указанная презумпция призвана облегчить процесс доказывания для арбитражных управляющих (или кредиторов). Однако, данная презумпция является опровержимой, то есть может быть преодолена ответчиком в ходе рассмотрения дела.

Например, подп. 2 п. 2 ст. 61.

11 Закона № 127-ФЗ может быть опровергнут представлением бывшим руководителем должника доказательств невозможности исполнить обязанность о передаче документации должника конкурсному управляющему вследствие объективных факторов, находящихся вне его контроля, например при наличии уголовного дела, в рамках которого следователем были изъяты соответствующие документы (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 30 сентября 2019 № 305-ЭС19-10079 по делу № А41-87043/2015).

Говоря о презумпциях, предусмотренных главой III.2 Закона о банкротстве, необходимо вслед за ВС РФ (Определение Верховного Суда РФ от 22 июня 2020 г.

по делу № 307-ЭС19-18723(2,3) напомнить, что их основная цель – распределить бремя доказывания среди участников процесса, как правило, переложив это бремя на более информированную сторону. Общая направленность этих презумпций – обвинительная.

Это означает, что не заявитель должен доказывать наличие вины ответчиков, а ответчики (лица, привлекаемые к субсидиарной ответственности) должны доказывать отсутствие вины, то есть опровергать презумпции соответствующими доказательствами.

Непонимание этого важного положения Закона о банкротстве, наверное в половине случаев, приводит к отсутствию качественно выстроенной защиты ответчиков и привлечению их к субсидиарной ответственности в «полуавтоматическом режиме».

Кроме уже указанной презумпции ч. 2 ст. 61.11 Закона № 127-ФЗ, необходимо отметить следующие:

  • презумпция контролирующего должника лица – лица указанные в п. 4 ст. 61.10 Закона № 127-ФЗ считаются КДЛ, пока не доказано иное,
  • презумпция наличия причинной связи между невозможностью удовлетворения требований кредитора и неподачей (несвоевременной подачей) заявления о банкротстве – может быть опровергнута в силу указания п. 2 ст. 61.12 Закона № 127-ФЗ .

Однако, с учетом уже упоминавшейся специфики применения редакции Закона № 127-ФЗ, существует проблема отнесения данных презумпций к процессуальному или материальному праву. Согласно п. 3 ст.

4 Федерального закона от 29 июля 2017 № 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» в совокупности с ч. 4 ст.

3 Арбитражного процессуального кодекса, к рассматриваемым в настоящий момент спорам применяется действующее процессуальное право. 

При этом, материальное право должно применяться в редакции закона, действовавшей в момент исследуемых судом действий (бездействий) ответчика, о чем говорит подход, изложенный в пункте 2 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27 апреля 2010 г. № 137, и нашедший свое отражение в судебной практике (см.

, например, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18 сентября 2020 г. № Ф05-13870/2020 по делу № А41-40498/2018, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17 сентября 2020 г.

№ Ф05-16080/2017 по делу № А41-27065/2017, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 11 сентября 2020 № Ф05-13314/2020 по делу № А40-113935/2018).

Таким образом, сторонники отнесения презумпций к нормам процессуального права готовы применять их во всех без исключения спорах о субсидиарной ответственности. В тоже время, сторонники точки зрения, что презумпции – это нормы материального права, считают неоправданным их применение в спорах об обстоятельствах имевших место до появления в Законе № 127-ФЗ соответствующих презумпций.

Возвращаясь к вопросу вины привлекаемых к субсидиарной ответственности лиц, в частности к ее доказыванию и установлению, необходимо отметить, что даже несмотря на имеющееся в распоряжении судов Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2017 г.

№ 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», с установлением вины все еще имеются большие трудности.

В практике ВС РФ по несколько раз в год встречаются кейсы в которых Суд отменяет нижестоящие решения как о привлечении к ответственности, так и об освобождении от нее. 

Регулярно анализируя такие кейсы автор колонки выработал метод использования судебной практики от «противного», когда даже «обвинительное» Определение ВС РФ может быть использовано при защите доверителей от субсидиарной ответственности.

Так например в уже упоминавшемся Определении Верховного Суда РФ от 22 июня 2020 г. по делу № 307-ЭС19-18723(2,3) можно взять на вооружение 3 критерия для установления того, повлекло ли поведение ответчиков банкротство должника, которые выделил ВС РФ на основе Постановления Пленума от 21 декабря 2017 г. № 53:

  1. наличие у ответчика возможности оказывать существенное влияние на деятельность должника (что, например, исключает из круга потенциальных ответчиков рядовых сотрудников, менеджмент среднего звена, миноритарных акционеров и т.д., при условии, что формальный статус этих лиц соответствует их роли и выполняемым функциям);
  2. реализация ответчиком соответствующих полномочий привела (ведет) к негативным для должника и его кредиторов последствиям; масштаб негативных последствий соотносится с масштабами деятельности должника, то есть способен кардинально изменить структуру его имущества в качественно иное — банкротное — состояние (однако не могут быть признаны в качестве оснований для субсидиарной ответственности действия по совершению, хоть и не выгодных, но несущественных по своим размерам и последствиям для должника сделки);
  3. ответчик является инициатором такого поведения и (или) потенциальным выгодоприобретателем возникших в связи с этим негативных последствий.

Процедура привлечения к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве 

Рассуждая о проблемах привлечения к субсидиарной ответственности, нельзя пройти стороной новую для кредиторов возможность привлекать к субсидиарной ответственности вне дела о банкротстве, например после его завершения или даже минуя этот длительный процесс. 

Здесь необходимо отметить недостатки юридической техники законодателя. Так, например, п. 1 ст. 61.19 Закона № 127-ФЗ, который устанавливает круг лиц, имеющих право обратиться с соответствующим заявлением, содержит отсылочную норму на п. 3 ст. 61.14 Закона № 127-ФЗ, который касается только одного основания для привлечения к субсидиарной ответственности – по ст. 61.11 Закона № 127-ФЗ.

При этом п. 4 ст. 61.14 Закона № 127-ФЗ содержит указание на круг лиц, которые также могут обратиться с соответствующим заявлением уже на основании ст. 61.12 Закона № 127-ФЗ.

Однако, сравнение текста этих двух пунктов (п. 3 и п. 4) указанной ст. 61.

14 Закона № 127-ФЗ, не позволяет однозначно установить может ли заявитель по делу о банкротстве обратиться с заявлением по основанию ст. 61.

12 Закона № 127-ФЗ в случае прекращения производства по делу о банкротстве до введения процедуры, применяемой в деле о банкротстве (то есть на стадии рассмотрения судом обоснованности заявления).

Также, у судов возникают трудности с применением процессуальных норм. Несмотря на прямое указание подп. 2 п. 4 ст. 61.19, п. 5 ст. 61.19 Закона № 127-ФЗ на применение правил обычного искового производства или правил рассмотрения «групповых исков» (глава 28.

2 АПК РФ), суды смешивают процессуальные нормы АПК РФ и Закона № 127-ФЗ.

Например, по иску, рассмотренному вне рамок дела о банкротстве, в качестве итогового судебного акта выносится определение суда (как в деле о банкротстве), а не решение (как в исковом производстве), что в свою очередь влияет на процессуальные сроки для обжалования.

Кроме этого, суды часто не используют презумпции, упомянутые выше и в «отказных» решениях указывают, что истцом не были доказаны обстоятельства, которые на самом деле презюмируются Законом № 127-ФЗ и, вообще говоря, должны опровергаться ответчиком. 

Больше вопросов чем ответов

Именно такой фразой хочется завершить наши небольшие рассуждения. Обилие количества дел о привлечении к субсидиарной ответственности, прошедших все 3 инстанции и доходящих до ВС РФ, говорит не только об актуальности этого института возмещения ущерба кредиторам, но и о сложности споров и о несовершенстве законодательства. 

Вместе с этим, для юриста, защищающего ответчиков по таким делам, несмотря на казалось бы негативный тренд, существует достаточно возможностей использовать в своей работе весь инструментарий от нахождения пробелов в Законе № 127-ФЗ, до использования в своих процессуальных документах правовых позиций ВС РФ, взятых даже из негативной судебной практики.

Понятие банкротства юридических лиц

Банкротство юридических лиц имеет несколько значений: состояние компании (несостоятельность) либо собственно процедуру оценки, каким образом удовлетворить финансовые интересы кредиторов и госорганизаций. Подвидами банкротства также считаются:

  • самобанкротство, оно же – плановое банкротство (если заявление о банкротстве подаёт сама организация),
  • фиктивное банкротство,
  • умышленное банкротство (возникшее в результате хищения средств или иных схем ухудшения финансового положения юридического лица).
Читайте Также  П 8 СТ 42 ЗАКОНА О БАНКРОТСТВЕ

Последние два варианта в РФ считаются преступлениями и влекут за собой ответственность (вплоть до отчуждения имущества и уголовного преследования).

Понятие о банкротстве юридических лиц и процедуры банкротства

С юридической точки зрения, банкротство представляет собой особую правовую ситуацию юридического лица, при которой оно больше не способно в полном объеме отвечать по своим денежным обязательствам перед кредиторами.

Несостоятельность или банкротство обязательно должны быть доказаны и подтверждены в арбитражном суде. Именно наличие непогашенных денежных обязательств является законным поводом для обращения кредиторов в суд. Состав и размер задолженности указывается с учетом числа, когда заинтересованное лицо подает иск.

Законодательство РФ устанавливает необходимость прохождения нескольких процедур банкротства. Их виды закреплены в ГК РФ:

  • наблюдение. Порядок и схема процедуры наблюдения направлены, прежде всего, на сохранение имущества, имеющегося у должника, а также на текущую проверку его финансового состояния и экономической деятельности;
  • финансовое оздоровление. Сущность данной процедуры состоит в том, что она дает шанс должнику поправить свое текущее экономическое положение, например, с помощью инвестиций, и уберечь собственную организацию от дальнейшего банкротства;
  • внешнее управление. Внешнее управление как процедура банкротства, заключается в назначении арбитражного управляющего, который временно принимает на себя обязательства по контролю за текущей экономической деятельностью организации;
  • конкурсное производство. Под данной процедурой следует понимать определенные действия в отношении должника, направленные на скорейшее удовлетворение требований кредиторов в полном объеме. Конкурсное производство ведется конкурсным управляющим;
  • мировое соглашение. Оно представляет собой процедуру банкротства юридического лица, при которой производство дела о банкротстве может быть прекращено, если причиной этому послужило мировое соглашение между кредитором и должником. Мировое соглашение заключается по взаимному желанию сторон. Юридическая природа мирового соглашения выделяет его как особый документ, который может являться главным и единственным основанием для отмены судебного производства.

Все о банкротстве юридических лиц в РФ

Основания для признания организации банкротом, определение понятий, порядок проведения процедуры, права и обязанности участвующих сторон – это все регламентируется статьями Федерального закона № 127-ФЗ.

Фактическая неспособность юридического лица исполнять свои финансовые обязательства перед кредиторами, выплачивать обязательные платежи, а также производить оплату труда сотрудникам, в соответствии с условиями заключенного трудового договора, приводят к тому, что компания прибегает к процедуре банкротства.

Несостоятельность (банкротство)

В соответствии со статьей 2 Закона о банкротстве несостоятельность (банкротство) (далее также — банкротство) — признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Процесс банкротства начинается с подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом. Заявление может подать должник, конкурсный кредитор, уполномоченные органы, а также работник, бывший работник должника, имеющие требования о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда.

Разъяснение

Несостоятельность (банкротство) юридического лица — это признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Суть процедуры банкротства в том, что юридическое лицо, которое не в состоянии в полном объеме выплатить свои долги, выплачивает долги за счет своего имущества, после чего ликвидируется. Не выплаченные долги, на которых не хватило средств у организации, списываются.

Банкротство позволяет очистить экономический оборот от долгов, которые все равно не могут быть взысканы, из-за недостатка имущества.

Участникам (акционерам) признание юридического лица банкротом позволяет начать свою жизнь с чистого листа, не будучи обремененными долгами, нереальными к выплате.

Несостоятельность (банкротство) юридического лица регулируется статьей 65 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) и Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Процедура банкротства не применяется к казенным предприятиям, учреждениям, политическим партиям и религиозным организациям.

Государственная корпорация или государственная компания может быть признана несостоятельной (банкротом), если это допускается федеральным законом, предусматривающим ее создание.

Фонд не может быть признан несостоятельным (банкротом), если это установлено законом, предусматривающим создание и деятельность такого фонда (п. 1 ст. 65 ГК рФ).

Основания признания судом юридического лица несостоятельным (банкротом), порядок ликвидации такого юридического лица, а также очередность удовлетворения требований кредиторов устанавливается законом о несостоятельности (банкротстве) (п. 3 ст. 65 ГК РФ).

Правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом обладают должник, конкурсный кредитор, уполномоченные органы (п. 1 ст. 7 Федерального закона РФ от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

Признаки банкротства

  • 1) Наличие суммарной неисполненной задолженности по обязательствам в размере не менее 300 000 рублей (для организаций) и не менее 500 000 рублей (для физических лиц);
  • 2) Срок просрочки неисполненной задолженности превышает 3 месяца.
  • 3) Неспособность в полном объеме удовлетворить требования всех кредиторов по денежным обязательствам.
  • Все указанные выше условия (признаки банкротства) должны быть выполнены одновременно, для того, чтобы лицо могло быть признано несостоятельным (банкротом).

Процедуры банкротства

При рассмотрении дела о банкротстве должника — юридического лица применяются следующие процедуры:

  • Наблюдение — процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику в целях обеспечения сохранности его имущества, проведения анализа финансового состояния должника, составления реестра требований кредиторов и проведения первого собрания кредиторов.
  • Финансовое оздоровление — процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику в целях восстановления его платежеспособности и погашения задолженности в соответствии с графиком погашения задолженности.
  • Внешнее управление — процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику в целях восстановления его платежеспособности.
  • Конкурсное производство — процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику, признанному банкротом, в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов. После того, как должник признается банкротом, вводится конкурсное производство.
  • При рассмотрении дела о банкротстве гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, применяются:
  • Реструктуризация долгов гражданина;
  • Реализация имущества гражданина;
  • Мировое соглашение.

Субсидиарная ответственность менеджеров и собственников при банкротстве организации

Закон о банкротстве устанавливает возможность привлечения к субсидиарной (дополнительной) ответственности менеджеров и собственников компании в случае банкротства этой организации. Такая ответственность применяется не всегда, а только при наступлении определенных обстоятельств (вины менеджеров и собственников). Для этих целей Закон о банкротстве ввел понятие:

  1. Контролирующее должника лицо — лицо, имеющее либо имевшее в течение менее чем три года до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность в силу нахождения с должником в отношениях родства или свойства, должностного положения либо иным образом определять действия должника…
  2. К контролирующим должника лицам могут быть отнесены некоторые менеджеры (руководящий состав) и собственники компании.
  3. Субсидиарная ответственность может распространяться на лиц, которые признаются Контролирующими должника лицами.

Структура федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»

Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» структурирован следующим образом:

Закон делится на главы. Например, «Глава I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ». Всего в законе 12 глав;

Главы состоят из статей. Например, «Статья 11. Права кредиторов и уполномоченных органов». Всего в законе 233 статьи;

Статьи могут состоять из пунктов. Например, «Статья 17. Комитет кредиторов» состоит из восьми пунктов. Пункты обозначены арабскими цифрами (1., 2., 3. и т.д.). Общепринятая практика делить статью на части, а затем на пункты и подпункты, но в Законе о банкротстве статья делится именно на пункты, а не на части;

Пункты состоят из абзацев. Например, п. 3 ст. 17 состоит из семи абзацев. Абзацы цифрами или буквами не обозначаются.

Ндс при банкротстве

Не признаются объектом обложения НДС операции по реализации имущества и (или) имущественных прав должников, признанных в соответствии с законодательством Российской Федерации несостоятельными (банкротами) (пп. 15 п. 2 ст. 146 НК РФ).

Субсидиарная ответственность собственников бизнеса при банкротстве: как защититься?

Как защититься от субсидиарной ответственности?

  • Андрей Григорьев
  • Адвокат (адвокатская палата города Москвы), управляющий партнер юридической фирмы «Григорьев и партнеры»
  • специально для ГАРАНТ.РУ

Если посмотреть заголовки юридической публицистики последних лет, то может сложиться впечатление, что субсидиарная ответственность – это настоящий бич собственников бизнеса, то, что практически неминуемо ждет каждого, кто связан с управленческой деятельностью. Юристы и арбитражные управляющие наперебой пугают своих потенциальных клиентов, грозя им «субсидиарной карой», с трибун юридических конференций. Так ли это и какие существуют проблемы и пробелы в процедуре привлечения к субсидиарной ответственности разберем в этой колонке.

В первую очередь, чтобы быть объективными в оценке «бедствия», обратимся к статистике.

По данным ЕФРСБ количество удовлетворенных заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности остается неизменным уже третий год подряд и составляет около 40% от всех поданных заявлений.

При этом существенный, почти в 2 раза, рост количества решений о привлечении произошел по итогам 2018 года и составил 38% против 22% годом ранее. 

Таким образом, объективные цифры говорят о том, что суды привлекают собственников бизнеса к субсидиарной ответственности менее чем в половине случаев. То есть статистический шанс защититься от этой напасти составляет больше 50%, что уже неплохо.

Однако, одной статистикой судебный процесс не выиграть. Поэтому предлагаю предпринять небольшое исследование законодательства и его судебной трактовки, которое возможно поможет при защите доверителей от привлечения к ответственности.

  1. Для начала обратимся к Федеральному закону от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон № 127-ФЗ), который в действующей редакции предусматривает всего 2 основания для привлечения к ответственности: 
  2. Поскольку дела о банкротстве нередко рассматриваются более 5 лет, то в некоторых случаях может применяться старая редакция Закона № 127-ФЗ, что требует тщательного анализа периода вменяемых ответчику деяний в каждом отдельном случае с целью определения норм, подлежащих применению и, в частности, срока исковой давности.
  3. Несвоевременная подача заявления о собственном банкротстве

Статья 61.12 Закона № 127-ФЗ на первый взгляд устанавливает достаточно ясное основание – факт отсутствия заявления о банкротстве организации в условиях наступившей неплатежеспособности или несвоевременная подача такого заявления.

Однако, первая же трудность, с которой приходится сталкиваться при доказывании данного основания – это установление даты, в которую возникла обязанность обратиться с заявлением о банкротстве. При этом ст. 61.12 отсылает нас к ст.

9 Закона № 127-ФЗ, которая содержит перечень случаев, порождающих такую обязанность.

Однако, во-первых данный перечень открытый. Во-вторых, критерии, которые там указаны, носят субъективный характер, их сложно обосновать и доказать. 

Разберем для примера лишь один случай, предусмотренный абз. 6 п. 1 ст. 9 Закона № 127-ФЗ: должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества. Определение недостаточности имущества содержится в ст.

2 Закона № 127-ФЗ: превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью имущества (активов) должника; понятие неплатежеспособности содержится там же: прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом указанная норма содержит презумпцию недостаточности денежных средств.

Долгое время арбитражные суды достаточно формально подходили к данному критерию и руководствовались признаками, установленными в ст. 3 Закона № 127-ФЗ: неисполнение должником обязательств перед контрагентами или работниками в течение 3 месяцев. Однако, с развитием практики сложилась тенденция отхода от формализма.

Так, в 2020 году Верховный Суд Российской Федерации в одном из дел указал, что само по себе возникновение задолженности перед контрагентами в отдельные временные периоды является типичным для предпринимательской деятельности (Определение Верховного Суда РФ от 30 июля 2020 г. № 310-ЭС20-8456 по делу № А08-1410/2019). 

В другом деле суды сочли, что неоплата долга отдельному кредитору не может отождествляться с наступившей неплатежеспособностью (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 2 июля 2020 г.

Читайте Также  65 закона о банкротстве

№ Ф08-4737/2020 по делу № А32-1940/2019). Определением Верховного Суда РФ от 8 октября 2020 г.

№ 308-ЭС20-14426 было отказано в передаче дела № А32-1940/2019 в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного постановления.

Указанные позиции ВС РФ были успешно использованы автором при выстраивании линии защиты в двух делах, одно из которых прошло судебный контроль в трех инстанциях (последний судебный акт – Постановление арбитражного суда Московского округа от 28 июня 2021 г. по делу № А41-25946/2020), а второе завершилось на стадии апелляции (Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 29 июня 2021 г. по делу № А41-25690/2020).

Такой уход от формального подхода к признаку неплатежеспособности безусловно является прогрессом. Однако, введенное ВС РФ (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 20 июля 2017 г.

№ 309-ЭС17-1801 по делу № А50-5458/2015) в судебную практику понятие «объективное банкротство» несильно исправило ситуацию с установлением момента наступления неплатежеспособности, который по настоящее время является дискуссионной темой как в научных кругах, так и при рассмотрении судом конкретного дела.

Невозможность полного погашения требований кредиторов в деле о банкротстве

Указанное основание на первый взгляд сформулировано достаточно странно. Поскольку процедура банкротства уже предполагает, что кредиторы не получат полного удовлетворения в силу наступившей неплатежеспособности организации.

Не спасает ситуацию и указание в п. 1 ст. 61.

11 Закона № 127-ФЗ на виновные действия или бездействия контролирующего должника лица, как основание для привлечения к ответственности, поскольку Закон № 127-ФЗ не содержит какого-либо перечня подобных действия (бездействий). Существует лишь презумпция вины, которая установлена ч. 2 этой же статьи, и «срабатывает» в суде при наличии одного из перечисленных в этой норме обстоятельств.

Указанная презумпция призвана облегчить процесс доказывания для арбитражных управляющих (или кредиторов). Однако, данная презумпция является опровержимой, то есть может быть преодолена ответчиком в ходе рассмотрения дела.

Например, подп. 2 п. 2 ст. 61.

11 Закона № 127-ФЗ может быть опровергнут представлением бывшим руководителем должника доказательств невозможности исполнить обязанность о передаче документации должника конкурсному управляющему вследствие объективных факторов, находящихся вне его контроля, например при наличии уголовного дела, в рамках которого следователем были изъяты соответствующие документы (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 30 сентября 2019 № 305-ЭС19-10079 по делу № А41-87043/2015).

Говоря о презумпциях, предусмотренных главой III.2 Закона о банкротстве, необходимо вслед за ВС РФ (Определение Верховного Суда РФ от 22 июня 2020 г.

по делу № 307-ЭС19-18723(2,3) напомнить, что их основная цель – распределить бремя доказывания среди участников процесса, как правило, переложив это бремя на более информированную сторону. Общая направленность этих презумпций – обвинительная.

Это означает, что не заявитель должен доказывать наличие вины ответчиков, а ответчики (лица, привлекаемые к субсидиарной ответственности) должны доказывать отсутствие вины, то есть опровергать презумпции соответствующими доказательствами.

Непонимание этого важного положения Закона о банкротстве, наверное в половине случаев, приводит к отсутствию качественно выстроенной защиты ответчиков и привлечению их к субсидиарной ответственности в «полуавтоматическом режиме».

Кроме уже указанной презумпции ч. 2 ст. 61.11 Закона № 127-ФЗ, необходимо отметить следующие:

  • презумпция контролирующего должника лица – лица указанные в п. 4 ст. 61.10 Закона № 127-ФЗ считаются КДЛ, пока не доказано иное,
  • презумпция наличия причинной связи между невозможностью удовлетворения требований кредитора и неподачей (несвоевременной подачей) заявления о банкротстве – может быть опровергнута в силу указания п. 2 ст. 61.12 Закона № 127-ФЗ .

Однако, с учетом уже упоминавшейся специфики применения редакции Закона № 127-ФЗ, существует проблема отнесения данных презумпций к процессуальному или материальному праву. Согласно п. 3 ст.

4 Федерального закона от 29 июля 2017 № 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» в совокупности с ч. 4 ст.

3 Арбитражного процессуального кодекса, к рассматриваемым в настоящий момент спорам применяется действующее процессуальное право. 

При этом, материальное право должно применяться в редакции закона, действовавшей в момент исследуемых судом действий (бездействий) ответчика, о чем говорит подход, изложенный в пункте 2 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27 апреля 2010 г. № 137, и нашедший свое отражение в судебной практике (см.

, например, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18 сентября 2020 г. № Ф05-13870/2020 по делу № А41-40498/2018, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17 сентября 2020 г.

№ Ф05-16080/2017 по делу № А41-27065/2017, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 11 сентября 2020 № Ф05-13314/2020 по делу № А40-113935/2018).

Таким образом, сторонники отнесения презумпций к нормам процессуального права готовы применять их во всех без исключения спорах о субсидиарной ответственности. В тоже время, сторонники точки зрения, что презумпции – это нормы материального права, считают неоправданным их применение в спорах об обстоятельствах имевших место до появления в Законе № 127-ФЗ соответствующих презумпций.

Возвращаясь к вопросу вины привлекаемых к субсидиарной ответственности лиц, в частности к ее доказыванию и установлению, необходимо отметить, что даже несмотря на имеющееся в распоряжении судов Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2017 г.

№ 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», с установлением вины все еще имеются большие трудности.

В практике ВС РФ по несколько раз в год встречаются кейсы в которых Суд отменяет нижестоящие решения как о привлечении к ответственности, так и об освобождении от нее. 

Регулярно анализируя такие кейсы автор колонки выработал метод использования судебной практики от «противного», когда даже «обвинительное» Определение ВС РФ может быть использовано при защите доверителей от субсидиарной ответственности.

Так например в уже упоминавшемся Определении Верховного Суда РФ от 22 июня 2020 г. по делу № 307-ЭС19-18723(2,3) можно взять на вооружение 3 критерия для установления того, повлекло ли поведение ответчиков банкротство должника, которые выделил ВС РФ на основе Постановления Пленума от 21 декабря 2017 г. № 53:

  1. наличие у ответчика возможности оказывать существенное влияние на деятельность должника (что, например, исключает из круга потенциальных ответчиков рядовых сотрудников, менеджмент среднего звена, миноритарных акционеров и т.д., при условии, что формальный статус этих лиц соответствует их роли и выполняемым функциям);
  2. реализация ответчиком соответствующих полномочий привела (ведет) к негативным для должника и его кредиторов последствиям; масштаб негативных последствий соотносится с масштабами деятельности должника, то есть способен кардинально изменить структуру его имущества в качественно иное — банкротное — состояние (однако не могут быть признаны в качестве оснований для субсидиарной ответственности действия по совершению, хоть и не выгодных, но несущественных по своим размерам и последствиям для должника сделки);
  3. ответчик является инициатором такого поведения и (или) потенциальным выгодоприобретателем возникших в связи с этим негативных последствий.

Процедура привлечения к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве 

Рассуждая о проблемах привлечения к субсидиарной ответственности, нельзя пройти стороной новую для кредиторов возможность привлекать к субсидиарной ответственности вне дела о банкротстве, например после его завершения или даже минуя этот длительный процесс. 

Здесь необходимо отметить недостатки юридической техники законодателя. Так, например, п. 1 ст. 61.19 Закона № 127-ФЗ, который устанавливает круг лиц, имеющих право обратиться с соответствующим заявлением, содержит отсылочную норму на п. 3 ст. 61.14 Закона № 127-ФЗ, который касается только одного основания для привлечения к субсидиарной ответственности – по ст. 61.11 Закона № 127-ФЗ.

При этом п. 4 ст. 61.14 Закона № 127-ФЗ содержит указание на круг лиц, которые также могут обратиться с соответствующим заявлением уже на основании ст. 61.12 Закона № 127-ФЗ.

Однако, сравнение текста этих двух пунктов (п. 3 и п. 4) указанной ст. 61.

14 Закона № 127-ФЗ, не позволяет однозначно установить может ли заявитель по делу о банкротстве обратиться с заявлением по основанию ст. 61.

12 Закона № 127-ФЗ в случае прекращения производства по делу о банкротстве до введения процедуры, применяемой в деле о банкротстве (то есть на стадии рассмотрения судом обоснованности заявления).

Также, у судов возникают трудности с применением процессуальных норм. Несмотря на прямое указание подп. 2 п. 4 ст. 61.19, п. 5 ст. 61.19 Закона № 127-ФЗ на применение правил обычного искового производства или правил рассмотрения «групповых исков» (глава 28.

2 АПК РФ), суды смешивают процессуальные нормы АПК РФ и Закона № 127-ФЗ.

Например, по иску, рассмотренному вне рамок дела о банкротстве, в качестве итогового судебного акта выносится определение суда (как в деле о банкротстве), а не решение (как в исковом производстве), что в свою очередь влияет на процессуальные сроки для обжалования.

Кроме этого, суды часто не используют презумпции, упомянутые выше и в «отказных» решениях указывают, что истцом не были доказаны обстоятельства, которые на самом деле презюмируются Законом № 127-ФЗ и, вообще говоря, должны опровергаться ответчиком. 

Больше вопросов чем ответов

Именно такой фразой хочется завершить наши небольшие рассуждения. Обилие количества дел о привлечении к субсидиарной ответственности, прошедших все 3 инстанции и доходящих до ВС РФ, говорит не только об актуальности этого института возмещения ущерба кредиторам, но и о сложности споров и о несовершенстве законодательства. 

Вместе с этим, для юриста, защищающего ответчиков по таким делам, несмотря на казалось бы негативный тренд, существует достаточно возможностей использовать в своей работе весь инструментарий от нахождения пробелов в Законе № 127-ФЗ, до использования в своих процессуальных документах правовых позиций ВС РФ, взятых даже из негативной судебной практики.

Кто такие контролирующие лица

Для обозначения круга субъектов, которых можно потенциально привлечь к субсидиарной ответственности, законодатель использует термин «контролирующее лицо должника».

К ним относятся все те, кто фактически руководил организацией и довел ее до состояния банкротства.

Это не только директор, учредитель, главный бухгалтер,  но и другие лица, принимавшие управленческие решения (например, реальные бенефициары организации).

В частности, в арбитражной практике встречаются примеры привлечения к субсидиарной ответственности не последнего директора, указанного в ЕГРЮЛ, а лица, которое фактически осуществляло деятельность от имени должника. Таким образом, ответственность руководителя при банкротстве рассматривается многогранно и широко.

Субсидиарная ответственность – крайне опасная вещь для названных лиц, поскольку она не имеет пределов. Она предполагает перевод всех непогашенных долгов юридического лица на привлекаемых субсидиарно субъектов: хоть 5 тысяч рублей, хоть 5 миллионов рублей.

Источники

  1. Омельченко, О.А. Всеобщая история государства и права / О.А. Омельченко. - М.: Остожье; Издание 255-е, 2005. - 576 c.
  2. Масловская, Е. В. Концепция юридического поля и современная социология права / Е.В. Масловская. - Москва: РГГУ, 2015. - 973 c.
  3. Нормативные документы образовательного учреждения № 7 2015; МЦФЭР - М., 2015. - 311 c.
  4. Постовой, Н.В. Муниципальное право в России. Вопросы и ответы / Н.В. Постовой. - М.: Юриспруденция, 2002. - 160 c.
  5. Паринелло Как продавцу найти своего покупателя и обойти его право вето / Паринелло, Энтони. - М.: СПб: Питер, 2006. - 240 c.
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Юрист Александр Сергеев/ автор статьи
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Банкротство 2021